«Он не был ни героем, ни предателем», – директор музея Павлика Морозова о трагедии легендарного советского пионера

14 ноября отмечается день рождения самого неоднозначного советского героя – пионера Павлика Морозова. Он родился 102 года назад в уральской деревне Герасимовке и там же был зверски убит в 1932 году при невыясненных обстоятельствах. Вместе с 13-летним Павлом погиб и его младший брат Федя. В советское время господствовала легенда о том, что школьник донес властям на своего отца-кулака и за это его зарезали в лесу собственные родственники. В 1990-е годы миф о мальчике-герое трансформировался в историю семейного предательства. И только в XXI веке Павлика Морозова стали рассматривать как жертву политической пропаганды.

Узнать, какой была короткая жизнь знаменитого уральского пионера, можно в одноименном музее, расположенном в 38 километрах от Тавды – в той самой деревне Герасимовке. В экспозиции есть архивные документы и свидетельства участников трагических событий, а также экспонаты из дома и школы мальчика. Директор музея Нина Купрацевич рассказала «Новому Дню» свою версию, кем на самом деле был Павлик Морозов.

«Он не был героем, но и не был предателем. Обычный деревенский паренек, который пострадал ни за что. Павлик, как и его брат, – невинно убиенные дети. А то, что имя мальчика превратилась в легенду, – заслуга мифотворцев. 1930-е годы – тяжелое время, когда с трудом шла коллективизация в стране, потому что крестьяне не хотели вступать в колхозы. И вдруг произошло убийство детей в уральской глуши. Эта история дошла до «Пионерской правды» и свердловского обкома комсомола. Сюда, в деревню Герасимовку, был прислан Соломеин Павел Дмитриевич, автор будущей книги о Павлике Морозове «Павка – коммунист». Ему дали задание собрать материал о преступлении и рассказать об этом. Книгу он написал за 20 дней. Позднее Максим Горький раскритиковал произведение Соломеина. «Вы испортили материал, который добыли в Герасимовке, но вас винить не приходится, видимо, вас торопили», – указывал советский писатель в письме к корреспонденту (оно хранится в нашем музее). И Соломеин признавал: да, торопили. Почему? Да потому что всей стране надо было показать, что даже 13-летний ребенок боролся с кулачеством.

Но это неправда. Не было в Герасимовке в то время кулаков. Я это точно знаю, потому изучала много документов, работала в тавдинском, ирбитском и свердловском архивах. В деревню в 1905-1906 годах приехали белорусы-переселенцы. Они получили по 15 десятин земли, полностью заросшей лесом. Им надо было пилить, выкорчевывать деревья, работать не разгибая спины. И вот только-только люди смогли отвоевать пашни у тайги, начали разводить скот, обзавелись хозяйством, в 1926 году началась коллективизация. И крестьяне, уже наголодавшиеся, противились ей. Не хотели отдавать в колхоз единственную лошадь, единственную корову. Вот таких и объявляли кулаками – тех, кто не хотел вступать в колхоз. Около 50 семей Герасимовского сельского совета были высланы и раскулачены по этой причине», – говорит Нина Купрацевич.

По ее словам, отец Павлика, Морозов Трофим Сергеевич, в 1929 году был избран председателем сельского совета и вынужденно занимался этой работой – обходил дома крестьян, забирал их имущество и записывал в колхоз. Вскоре он написал в районный комитет Тавды и попросил увольнения. «Копия заявления Трофима есть в нашем музее. Он писал: «Работать очень тяжело, народ тяжелый, можно и попасть под суд». Словно запрограммировал свою участь! Трофим выпивал, плохо обращался с женой Татьяной и детьми, в конце концов бросил семью и ушел к другой женщине. Так что когда его арестовали за подделку документов, Павлик был ни при чем, потому что отец уже жил отдельно. И сцена, описанная в советских книжках, будто бы мальчик из-за печки увидел, как его отец продает документы крестьянам, – полностью выдумка», – отмечает собеседница агентства.

Нина Купрацевич уверена, что и обвинения родственников Павлика в жестокой расправе над мальчиками были подтасованы. Настоящий убийца детей неизвестен до сих пор.

«В книге «100 великих загадок русской истории» есть статья «Кто и за что убил Павлика Морозова» по материалам полковника юстиции Александра Лискина. В 1967 году он работал в архиве и изучал уголовное дело по убийству детей Морозовых. Просмотрев все документы и справки, что были представлены следствием в суд в 1933 году, Лискин пришел к выводу, что обвинения родственников в убийстве Павлика были недоказанными. Как выяснилось, следствие и не рассматривало других версий. Дело в том, что сразу после убийства мальчиков расследование зашло в тупик. Об этом корреспондент Соломеин рапортовал в Москву, и вскоре на имя прокурора Тавды пришла телеграмма от генерального прокурора РСФСР Вышинского с требованием найти и наказать убийц. После этого обвинили родственников Павла, а суд вынес приговор: расстрелять. Деду был 81 год, он не дожил до казни и умер за два месяца. Бабушке было 80 лет, и она умерла за неделю до расстрела. Приговор был приведен в исполнение в отношении двоюродного брата Данилы и зятя Арсения Кулуканова. Еще одного жителя Герасимовки, Арсения Силина, оправдали за недостатком улик», – объясняет директор музея.

О несостоятельности советской легенды Нина Купрацевич судит и по свидетельствам очевидцев. Она общалась со многими жителями деревни, ровесниками Павла Морозова, и ей удалось найти женщину, которая училась вместе с пионером-героем. От нее хранительница музея услышала такой рассказ: «Когда раскулачивали в деревне крестьян, учительница собирала нас стайкой возле того дома, кого кулачили, и мы под ее диктовку все вместе скандировали: «Здесь живет зажимщик хлеба, он тОрмозит план пятилетки». Мы совсем не понимали, что такое «тОрмозит» и что такое «пятилетка». Но мы доверяли учительнице и повторяли за ней».

«В то время детьми руководители взрослые. И даже если Павел Морозов повторил за кем-то показания на суде против отца, винить его в этом не стоит», – рассуждает Нина Купрацевич.

В Герасимовке до сих пор чтят память погибшего пионера. Дважды в год – в день рождения Павлика Морозова и в день его убийства – в деревне проходят митинги. Жители собираются у могилы детей, которая расположена в центре поселения, – там же стоит памятник Павлику работы уральского скульптора Петра Сажина. Музей проводит выставки рисунков и фотографий, конкурс чтецов. Но в этом году из-за коронавирусных ограничений пришлось немного изменить формат мероприятий. По словам Нины Купрацевич, сегодня в музее будут проводить только экскурсии для школьников. Но в будущем ждут и других посетителей.

«Обычно к нам приезжают одиночные группы туристов, едут со всей страны. За эти годы было много гостей из самых разных городов. Отношение к трагедии в Герасимовке неоднозначное, но мы стараемся донести до людей нашу версию событий. И знаете, после экскурсии некоторые плачут и говорят, что для них Павлик Морозов все равно герой, но не в том смысле, как преподносилось в советское время», – рассказала хранительница музея.

Екатеринбург, Валентина Ярославцева

Источник: newdaynews.ru